16+
Главная » 2015 » Апрель » 23 » Интервью с Павлом Эпштейном
16:09
Интервью с Павлом Эпштейном

Интервью с Павлом Эпштейном на сайте ИА "Амур.инфо"

Ведущий — Александр Ярошенко


Добрый вечер! Сегодня в нашей студии сидит человек, в которого недавно стреляли в самом центре города Тында. Он чудом остался жив. Свои «Простые вопросы» я задам депутату Тындинской городской Думы Павлу Эпштейну.


- Павел Борисович, здравствуйте!

- Здравствуйте!


- В феврале этого года вас едва не убили из пистолета. Расскажите, как это было?

- Это предшествовали другие события, но я никогда не мог подумать, что в меня будут стрелять.


- Какие это события?

- Сожгли машину, в офисе разбили оконные стёкла, по всему городу расклеили отрицательные листовки.


- Какой вы гад и злодей.

- В этих же листовках писали фамилии людей, которые создают ТСЖ. За месяц до того как в меня стреляли, я видел, что за мной следят: машины какие-то ездят, где-то ребята меня обгоняют. Я не мог подумать, что за мной следят, решил, что мне кажется, что крыша едет, если честно. В один прекрасный вечер – я домой возвращаюсь поздно – ставлю машину в гараж, выхожу и вижу силуэт, человек стреляет, сноп искр, примерно такой, из пистолета. Выстрел. Падаю, кричу. Слышу ещё три выстрела.


- Ещё три?

- Да, всего было четыре выстрела. Потом стихло, поднимаю голову. Конечно, страшно. Страшно.  


- Какая первая реакция?

- Я никогда не видел и не знал, что такое «страшно». Страшно – это когда не можешь набрать номер телефона, трясутся руки. Никогда не верил, а вот... Значит, когда трясутся руки. Невозможно набрать.


- Вы – руководитель одной из управляющих компаний Тынды. Прокурор города говорил мне, что покушение на вас – результат вашей производственной деятельности: нездоровая конкуренция на жилищно-криминальном рынке, жилищно-криминальном хозяйстве, что развилось в Тынде сегодня. Что происходит в этом сегменте жизни?

- Вы правильно назвали – нездоровая конкуренция. Сама по себе конкуренция не вырастает, нужно создавать условия, чтобы можно было конкурировать. Особенно в сфере жилищно-коммунального хозяйства.


- Кто должен создавать условия? Муниципалитет, городские власти.

- Есть закон, в котором сказано, кто должен делать. Я же не могу придумывать условия для конкуренции, для этого есть законодательство.


- Местная власть.

- Конечно, органы местного самоуправления. Вопрос сложный, потому что конкуренция – это очень серьёзная проблема.


- Что вам не прощают ваши конкуренты? Низкие тарифы, хорошее качество работы?

- Что не прощают конкуренты? Что такое конкурент? Я работаю с 2006 года, меня пригласили в эту сферу, сам я туда не шёл. С 2006 года люди узнают каждую компанию, руководителя, знают, с кем. Бывают моменты, как бы вам сказать…


- Как думаете, так и говорите.

- В Тынде есть реальная возможность – не повышать тариф, а снижать. Вот в чём проблема.


- Прекрасно, чуден божий свет. Почему не снижают?

- Почему не снижают? А какой механизм снижения? Он прописан – только в результате конкуренции. Создай условия для конкуренции – и можно снижать. У нас есть объективные условия. Не в каждом городе они есть. Допустим, в Благовещенске их нет. В каких-то других городах они есть. В Тынде есть, потому что очень много управляющих компаний.


- У нас говорят так: «Надо договариваться». В России – в бизнесе принято договариваться. Договорились бы, разделили бы эту поляну – может быть, в вас и не стреляли бы.   

- Спасибо за этот вопрос. Вот именно – в бизнесе всегда договариваются. Всегда. О чём я должен договариваться со своими конкурентами – другими компаниями? О том, чтобы не повышать или всем вместе повышать тариф? Не становиться белой вороной? Я должен против людей договариваться? Против населения? Получается, против тех, кто меня избирает? Какими глазами я буду смотреть, если хоть один раз договорюсь?!


- Вы какой-то романтик.

- Почему романтик?  


- Сегодня все договорились – и цены подняли. Пацаны в бане договорились – и завтра подняли цены. Россия так живёт сегодня.

- Немножко, наверное, по-другому. Если люди кого-то избирают и оказывают доверие, то я уважать себя перестану. Как я могу договориться? В большинстве вопросов я самый договороприемлемый человек. Но договариваться против кого-то… Можно против какого-то коммерсанта, согласен, он такой гад, нехороший – договорились. Но против населения, против людей, которые каждую копейку экономят… Это большие деньги. Разница – 200-400 рублей для какой-то бабульки существенна.


- Да и не для бабульки. Для зарплаты в 10-15 тысяч – это тоже деньги. Большинство людей так живут.

- К сожалению, мы должны ориентироваться на этих людей, а не на тех, кто может. К сожалению, мы должны ориентироваться на них. Вот в чём проблема.


- Вот за этот ориентир в вас и стреляли.

- Скорее всего.


- Сейчас я понимаю это так.

- Не стреляли, мешали чересчур.


- У вас есть несколько домов, которые создали ТСЖ, и люди пытаются сами выбрать управляющую компанию. Они прошли все эти круги ада, проходят уже год и не могут выбрать управляющую компанию. Почему? Какой осадок после этого остаётся у людей?

- Вы правильно сказали, что для конкуренции нужны условия. А как конкурировать с одной управляющей компанией, с другой? Кто главное лицо в этой конкуренции? Житель.


- Собственник.

- Который должен выбрать.


- Который пытается распоряжаться.

- Каким-то механизмом. Допустим, у вас, в Благовещенске, есть старший дома, но он неуполномочен выбрать другую компанию. Когда люди создали ТСЖ и выбирают себе профессиональную для управления домом компанию, они могут её поменять через год. Вот весь принцип конкуренции. Сегодня ты – завтра не ты. Не оправдал доверие людей – ушёл. Вот в чём дело. Договор заключают на год. Механизм конкуренции может реализовываться только через ТСЖ.


- Они создали ТСЖ, всё прошли, заключили договор. Почему не могут выбрать себе «управляйку»? У нас не так давно в программе была женщина из Тынды, председатель ТСЖ, которая говорила, что мальчики с включёнными болгарками идут на бабок.    

- Нет политической воли.


- Нет воли, нет хозяина.

- Я бы не говорил, что хозяина. Нет политической воли.


- Чьей? Мэра города?

- В том числе городской власти.


- Маленькая Тында – там Красная Пресня и ещё три Нахаловки – и весь город.

- Может быть, мы ещё в стадии такого понятия. Стреляли же не в меня.


- В вас.

- Стреляли в людей-активистов, кто занимает довольно серьёзную гражданскую позицию. Перед жильцами дома они сказали, что мы станем жить немножко лучше, немножко справедливее.


- По-иному.

- Жители им поверили, избрали правление – 8-9 человек и доверили им управление своей недвижимостью, имуществом. Доверили и год уже так и болтаются. Каково им жить в этом доме? Если они не могут приступить.


- Распорядиться своим имуществом.

- Они же каждый день выходят на улицу, смотрят людям в глаза. Как на них смотрят люди? А чтобы вы могли сделать? Вся моя проблема не в том, что в меня стреляли. Убили бы – хорошо, только не ради людей.   


- Не бравируйте, не надо.

- Проблема в этих людях, как им жить в этом доме, если эта группа людей видит, что у них ничего не получается. Теперь, думаете, хоть один дом ещё сделает ТСЖ у нас в городе? Захочет пройти через такие тернии? Вот в чём проблема.


- Через болгарки не захотят проходить.

- Вот этого и добиваются. И окна разбивали, не только это. Просто никто уже больше не будет соглашаться на ТСЖ – вот что главное. Создать сам механизм в Тынде будет сложно.


- Вы депутат городской думы. Как ваши коллеги реагировали на эту травлю? Травили Эпштейна, травили депутата, травили руководителя одной из уважаемых компаний – листовки, письма, гадости, машину жгли. У депутатов сегодня столько полномочий – можно пригласить, выслушать, заслушать любого человека, любого чиновника, силовика – от ФСБ до мэра города. Как реагировали?

- Придавать гласности всё, что происходит. Я всегда считал, что против меня были какие-то действия, но так сильно придавать это гласности… Меня должны защищать правоохранительные органы. Я не должен обращаться к простым людям и говорить: «Люди, защитите меня, видите, какой я хороший». Это не нужно. Я на это не пойду, это унижение – просить людей. Меня вполне защищает власть, сейчас нормально идёт расследование – и нашли, и посадили.


- Злодея нашли? Задержали?

- Конечно, нашли. Я думаю, что когда у нас кто-то что-то хочет, всё всегда получается.


- Гениально – кто-то хочет. Часто не хотят. Беда в том, что наша Россия и Тында как её часть – всё находится на ручном управлении. Законы не работают, Павел Борисович. Вы согласны со мной? Есть воля – окрик, подзатыльник – побежали, сделали, поймали, наказали. Нет окрика, никто ничего не сделает. Вы маленько сегодня бравируете, между нами говоря.

- Может быть.


- Что вы вынесли из всей этой трагической истории – на волосок от смерти?

- Чтоб таких ошибок нигде не было, если есть ростки активности людей – их надо поддерживать, все ветви власти, всё, что есть. Если человек проявляет активность, особенно, когда все и хотят, чтобы он стал настоящим собственником. Вот святое всё – собственность. Если они сами хотят управлять своей собственностью, создали согласно закону все механизмы, дайте им волю. Никто не может. Почему кто-то считает, что какая-то управляющая компания может управлять лучше, чем жители, которые это сделают сами?    


- Это были «Простые вопросы» с Павлом Эпштейном. Мы говорили о власти, порядках и прозе жизни, царящей в столице БАМа – Тынде и не только. Всем добра и здоровья, берегите себя и живите, пожалуйста, долго. До свидания.  

Источник ИА "Амур.инфо" 



Фото: ИА "Амур.инфо"
Категория: Тында | Просмотров: 674 | Добавил: Бизнес-справка | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
Информация
Все материалы данного сайта являются объектами авторского права. Запрещается копирование, распространение (в том числе путем копирования на другие сайты и ресурсы в Интернете) или любое иное использование информации и объектов без предварительного письменного согласия правообладателя.
Контактная информация
Phone: +7 416 56 53333 Email: biznes-spravka@rambler.ru
Тындинская бизнес-справка
676282, Амурская область,
г. Тында, ул. Красная Пресня, 49, оф. 1
Местоположение на карте